ДОМ ПИОНЕРОВ

Кот в сапогах: Шалтай-Болтай

Кот в сапогах: Пушистый Мачете

Лучше всего зрителям: их домашние коллекции неизменно пополняются любимыми фильмами; киноцитаты дарят речи искромётность и очарование мира Великой Иллюзии; лица и мордочки анимационных персонажей украшают всё — от компьютерного рабочего стола до машины, откуда, конечно, звучат лучшие саундтреки.

Как раз на днях в одном уютном дворике аккуратно, но не без выдумки парковалась машина с героями «Мадагаскара» на капоте… Продюсерам гораздо сложнее: что делать, когда сняты 4 части «Шрека», и успели подрасти не только маленькие зрители первой серии зелёной саги, но и детки самого́ добродушного людоеда?

Что же придумать, чтобы кассовые сборы были не меньше радости от похода в кино в пятницу вечером?.. Как продолжить тиражировать любимое и узнаваемое? Сослать знаменитых мультипликационных героев на DVD или вновь отправить на покорение больших экранов? Продюсеры вопрошают — аниматоры отвечают, публика предвкушает.

Пока в сердцах зрителей живут тёплые воспоминания о франчайзе, а в студийных компьютерах «Дримворкса» хранятся драгоценные файлы со всеми персонажами, готовыми в любую секунду ожить, стоит их вновь пригласить в сказку, нужно усердно ковать анимационное железо, не отходя от кинокассы. Чем и занялся Крис Миллер. Он знал: каждый режиссёр — сам кузнец своего «Шрека», поэтому было важно не ошибиться с выбором главного героя. А в Голливуде, как известно, отказать нельзя только Мерил Стрип, потому что хорошо играет, Брюсу Уиллису, потому что вооружён, и Коту в сапогах, потому что смотрит проникновенно — «хитро, но не без ласки».

Тут следует поднять бокал красного сухого за одного из самых востребованных голливудских авторов Шарля Перро: ему определённо повезло больше, чем его знаменитому соотечественнику, у которого из романа сценаристы забрали всё, кроме, собственно, романа о мушкетёрах. Перро отделался лёгким испугом, отдав в цепкие руки голливудских авторов одного небосолапого котика с характером. Кот в сапогах, промурлыкав что-то по-испански, с удовольствием впрыгнул в собственную сказку, где ему предстояло развить всё то, чем он запомнился зрителям «Шрека»: ловкость лап, чуть-чуть мошенства, «глаза — зеркало кота»… Сценаристам повезло: у них с самого начала был главный герой, чья кошачья харизма могла украсить любую, самую незамысловатую историю.

Вот тут-то и проявилось своеобразие режиссёрского метода Криса Миллера: в его сказке много несоединимого, но эта мозаичность могла бы стать достоинством картины, если бы режиссёр, увлёкшись узорами собственного калейдоскопа, не забыл соединить в сюжете вещи вполне соединимые.

Например, Шалтай-Болтай, несмотря на свою колоритность, кажется забежавшим на огонёк из другой сказки, и ощущение случайности его пребывания в кадре не покидает даже тогда, когда мы узнаём о его детстве, давней дружбе с Котом и мечте отыскать волшебные бобы.

Почему персонаж, чьи мотивации очевидны, а характер выписан и неоднозначен, так и остался чужим на этом кошачьем празднике жизни — одному режиссёру известно. Может быть, образ Шалтая-Болтая слишком уж многогранен для столь простой истории, где харизма Кота заменяет всё — даже сюжет?.. Сапоги начищены, рыжий Мачете влюбчив и бесстрашен, рвётся в бой и готов к любым приключениям. Победить его нельзя, не полюбить — невозможно. Шарм и шпага — его главные козыри в борьбе с противниками. Он — Кот, который дерется и танцует с одинаковой страстью.

Так рассуждали сценаристы и были правы, но всё это относится к характеристике персонажа, известной нам ещё с незапамятных шрековских времён, а не к сказке, сочинить которую оказалось гораздо сложнее, чем рассказать зрителям всё, что они хотели знать о Шалтае-Болтае, но боялись спросить. Лучше всего описывают сюжет слова, однажды придуманные для «Алисы в стране чудес» Высоцким:

    Добро и зло в стране чудес — как и везде встречаются,
    Но только здесь они живут на разных берегах.
    Здесь по дорогам разным истории скитаются,
    И бегают фантазии на тоненьких ногах.

Порой кажется, что фантазии сценаристов действительно бегают по миру Кота в сапогах на слишком тоненьких ногах: все главные персонажи очаровательны, а вот их приключения совсем не такие увлекательные, какими они могли бы быть у выдумщика Шалтая-Болтая, милой кошечки Мягколапки и самого Кота.

История о поисках волшебных бобов и гусыни, несущей золотые яйца, в минуты, когда герои не танцуют и не дерутся, кажется совсем унылой. В фильме Миллера нет по-настоящему колоритных второстепенных персонажей: у Джека и Джил есть яркие эпизоды, но само появление бандитов в картине кажется каким-то случайным: словно они торопятся сыграть злых героев в какой-то другой сказке.

Откуда они появились? Куда исчезли? Зачем им волшебные бобы? Крис Миллер решил не отвечать на эти вопросы, оставив сюжетные линии висеть в воздухе. В его мире даже золотые яйца выглядят не богатством, обретённым жителями родного города Кота в сапогах, а необязательными элементами декора.

Трогательные детские воспоминания Кота, его непростые, полные драматизма отношения с Шалтаем-Болтаем; замечательные, динамичные танцевальные номера — всё это безусловные заслуги режиссёра, а кошачье чувство юмора — заслуга сценаристов, но где же хороший сюжет, достойный этих ярких характеров? Кот в сапогах получил свои заслуженные полтора часа славы. Его анимационная мама гордится им, родной город считает его настоящим героем, а зрители радуются самому присутствию на экране рыжего, пушистого Мачете, поэтому кормите его, любите и никогда не бросайте. Вот такое кино.

Автор статьи: Надежда Заварова

Источник:  http://digest.subscribe.ru/kino/review/n703447250.html

Оставить комментарий

  • ЦРТД и Ю «Дом пионеров»
    © 2010-2014
    Все права защищены.
    Запрещено использование материалов сайта без согласия его авторов и обратной ссылки.